courtney_carter (courtney_carter) wrote,
courtney_carter
courtney_carter

Ракетный танк «Объект 287»

В начале шестидесятых годов советские вооруженные силы начали эксплуатацию первых отечественных противотанковых управляемых ракет. Вскоре появилась идея установки подобного вооружения на самоходные платформы. Развитие такого предложения привело к формированию концепции ракетного танка –бронемашины с мощным бронированием и ракетным либо ракетно-артиллерийским вооружением. Позже промышленность разработала несколько новых бронемашин. Одна из них создавалась под рабочим обозначением «Объект 287».

В феврале 1961 года Совет министров СССР распорядился начать разработку нового проекта перспективного ракетного танка. Общая координация работ и проектирование части важных элементов этой машины поручалась конструкторскому бюро Ленинградского Кировского завода под руководством Ж.Я. Котина. Управляемую ракету для танка должно было создать ОКБ-16 А.Э. Нудельмана. Разработку системы стабилизации вооружения поручили ЦНИИ-173, а ЦКИБ и ГСКБ-47 отвечали за создание артиллерийского вооружения и боеприпасов к нему.



Проект нового ракетного танка получил заводское обозначение «Объект 287». Часть проектных работ удалось завершить до конца 1961 года, и в начале следующего 1962-го эскизный проект представили заказчику. Следующие месяцы ушли на подготовку требуемой технической документации. В том же 1962 году авторы проекта получили разрешение на строительство и испытания опытных машин нового типа.

Изучив требования заказчика и имеющиеся возможности, авторы проекта предложили оригинальный облик боевой машины на танковом шасси. Путем некоторых переработок одного из существующих средних танков предлагалось строить боевую машину с мощным противоснарядным бронированием и комбинированным вооружением. Для борьбы с бронетехникой противника перспективный «Объект 287» должен был использовать как управляемые ракеты, так и малокалиберные пушки. Специфический комплекс вооружения оказал заметное влияние на облик боевого отделения.

Изначально проект предусматривал использование противотанкового комплекса с ракетой 301-П. Это изделие калибром 140 мм разгонялось до 250 м/с и несло кумулятивную боевую часть. Использовалась радиокомандная система управления. Пусковая установка ракеты на время стрельбы должна была выдвигаться за пределы башни. Ракетный комплекс предложили дополнить парой 23-мм автоматических пушек в собственных куполах по бокам башни.

Строительство двух опытных образцов с таким составом вооружения началось в 1962 году и продолжалось до весны 1964-го. Далее два прототипа вышли на заводские испытания и показали свой потенциал. Оказалось, что ракетное и ствольное вооружение перспективного танка не в полной мере отвечает требованиям. Ракета показывала недостаточные характеристики, а пушки не позволяли усилить ее в контексте борьбы с бронетехникой.

По результатам заводских испытаний, «Объект 287» был заметным образом переработан. Вместо ракеты 301-П предложили использовать более совершенный боеприпас комплекса «Тайфун». Автоматические пушки следовало заменить более мощным оружием увеличенного калибра. Вскоре сотрудники ЛКЗ и совместных предприятий сформировали новый облик ракетного танка. Именно в таком виде «Объект 287» остался в истории.

В обеих версиях проекта в качестве основы для нового ракетного танка предлагалось гусеничное шасси среднего танка «Объект 432» (Т-64) недавно разработанного харьковскими специалистами. Разработчики проекта «Объект 287» использовали максимально возможное число готовых компонентов и фактически перестроили только боевое отделение существующей бронемашины. Корпус с защитой, силовая установка и т.д. оставались прежними. Компоновка внутренних объемов так же не претерпевала серьезных изменений: в передней части корпуса помещалось отделение управления с местами механика-водителя и командира, в центре – боевое отделение, в корме – силовая установка.

В проекте «Объект 287» использовался готовый броневой корпус, отличавшийся высокими показателями защиты. Так, лобовая деталь корпуса представляла собой комбинированную преграду в виде 90-мм стального листа, пары стеклопластиковых блоков толщиной по 130 мм, а также броневых деталей толщиной 15 и 30 мм. При установке под углом 70° к вертикали такое бронирование защищало машину от всех существующих бронебойных снарядов и кумулятивных боеприпасов зарубежного производства.

Борта корпуса имели гомогенное бронирование толщиной 20-56 мм; их листы устанавливались с небольшим наклоном. Похожую защиту имела корма. Крыша корпуса выполнялась из 20-мм листа. Собственное бронирование корпуса дополнялось навесными бортовыми экранами, повышавшими стойкость танка к кумулятивным боеприпасам.

В новом проекте предлагалось отказаться от штатной танковой башни в пользу нового устройства. Проем крыши прикрывался невысоким выгнутым наружу куполом небольшой высоты. Вдоль его продольной оси проходил длинный люк для вывода ракеты наружу. По бокам от этого люка располагалась пара небольших башенок с артиллерийским вооружением. Башенки-колпаки жестко устанавливались на куполе и могли перемещаться только вместе с ним.

В кормовой части корпуса следовало устанавливать двухтактный дизельный двигатель 5ТДФ мощностью 700 л.с. Мотор соединялся с парой семиступенчатых бортовых коробок передач. Крутящий момент выводился на задние ведущие колеса с цевочным зацеплением. Как и в случае с базовым танком «Объект 432» / Т-34, моторно-трансмиссионное отделение ракетной бронемашины отличалось минимально возможными размерами. Внутри корпуса и за его пределами имелось нескольких топливных баков. Под защитой брони находились 700 л топлива, снаружи корпуса – 350 л. Двигатель сопрягался со стартером-генератором СГ-10 мощностью до 10 кВт.

Ходовая часть ракетного танка имела в своем составе по шесть опорных катков малого диаметра на каждом борту. Катки устанавливались на индивидуальной торсионной подвеске. Первый, второй и шестой каток каждого борта также имел амортизатор. В передней части корпуса помещались направляющие колеса, в корме – ведущие. Вместе с готовой ходовой частью заимствовались четыре пары поддерживающих роликов. Использовалась гусеница с резинометаллическим шарниром параллельного типа.

Под нижней лобовой деталью корпуса подвешивался отвал оборудования для самоокапывания. На случай пересечения водных преград по дну ракетный танк оснащался оборудованием для подводного вождения. Его трубы в походном положении закреплялись на корме корпуса.

В передней части корпуса помещались рабочие места двух членов экипажа. Слева находился механик-водитель, справа – командир. Оба места оснащались собственными люками в крыше и смотровыми приборами. Обитаемый отсек комплектовался коллективной системой защиты от оружия массового поражения. В ее составе присутствовали прибор радиационной и химической разведки, а также фильтровентиляционная установка.

Позади люков экипажа, на продольной оси корпуса, помещался панорамный прицел, необходимый для использования всего имеющегося вооружения. Внутри поворотного броневого корпуса с передними шторками помещалась оптическая аппаратура. Комбинированный прицел 9Ш19 «Сапфир» позволял вести наблюдение в любое время суток и не требовал инфракрасной подсветки. Поле зрения прицела было стабилизировано в двух плоскостях. Линию прицеливания выполнили независимой. Дальность наблюдения в светлое время суток фактически была неограниченной. Ночью прибор 9Ш19 позволял следить за обстановкой на дальностях не более 900-1200 м.

На рабочем месте водителя устанавливался прибор ночного видения «Клин» разработки Загорского оптико-механического завода. Любопытно, что этот прибор создавался специально для перспективного ракетного танка.
«Объект 287» получил необитаемое боевое отделение с системами дистанционного управления. Все вооружение помещалось под плоским куполом башни и контролировалось с рабочего места командира-оператора. В зависимости от типа цели, командир мог вести огонь с использованием управляемых ракет, двух пушек или пары пулеметов. Наведение всего башенного вооружения осуществлялось при помощи нескольких механических приводов. Горизонтальная наводка ствольного и ракетного вооружения выполнялась синхронно, в пределах сектора шириной 200°. Вертикальная – раздельно для пусковой установки и ствольных систем.

В центре боевого отделения помещалась аппаратура противотанкового ракетного комплекса 9К11 «Тайфун» с ракетами 9М11. Непосредственно под куполом башни, под открывающимся люком, находилась подвижная пусковая установка. Перед выстрелом она должна была поднимать ракету и выводить ее за пределы корпуса. После выстрела направляющая возвращалась внутрь танка для перезарядки. Большая часть боевого отделения была отдана под механизированную укладку ракет. В ней удалось уместить 15 изделий 9М11, а также средства их подачи к пусковой установке во время перезарядки. В укладке ракеты располагались хвостом вперед по ходу движения танка. При подъеме пусковая установка поворачивалась вокруг горизонтальной оси.

Ракета комплекса «Тайфун» представляла собой реактивный снаряд с радиокомандным наведением. Ракета получила цилиндрический корпус диаметром 140 мм, а также набор складных крыльев и рулей Х-образной конструкции. Головная часть ракеты отдавалась под кумулятивно-осколочную боевую часть. Она пробивала до 500 мм гомогенной брони и образовывала поле осколков, эквивалентное 100-мм фугасному снаряду. Твердотопливный двигатель разгонял ракету до скоростей порядка 250 м/с и позволял атаковать цели на дальностях от 500 м до 4 км.

При использовании системы «Тайфун» командир-оператор при помощи имеющегося панорамного прицела должен был следить за целью и ракетой. Наведение ракеты осуществлялось вручную с передачей команд по радиоканалу. Какие-либо средства автоматизации не использовались.

Для атаки бронетехники противника «Объект 287» также мог использовать две полуавтоматические пушки. В башенках на куполе боевого отделения помещались два гладкоствольных орудия 2А25 «Молния» калибром 73 мм. Пушки комплектовались автоматами заряжания с укладками барабанного типа. Боекомплект одного орудия состоял из 16 активно-реактивных выстрелов ПГ-15В. Аналогичные боеприпасы использовались орудием 2А28 «Гром» и станковым гранатометом СПГ-9 «Копье». Кумулятивный снаряд ПГ-15В отправлялся на дальность не более 700-1000 м и пробивал до 300 мм гомогенной брони.

С двумя полуавтоматическими пушками были спарены два пулемета винтовочных калибров. По имеющимся данным, изначально «Объект 287» планировали оснастить пулеметами ТКБ-015 конструктора Г.И. Никитина, но позже их заменили серийными ПКТ. Впрочем, такая доработка комплекса вооружений не оказала значительного влияния на боевые качества техники. Боекомплект двух пулеметов состоял из 2 тыс. патронов.

Ствольное оружие, как и ракетный комплекс, должно было управляться дистанционно, с рабочего места командира. Поиск целей и наведение оружия производилось при помощи комбинированного прицела 9Ш19. По команде с пульта оружие открывало огонь. Подобно системе 9К11 «Тайфун», пушки 2А25 и пулеметы ПКТ работали самостоятельно, без вмешательства человека.

Основываясь на агрегатах существующего танка, ракетная бронемашина «Объект 287» отличалась меньшими размерами и незначительно сокращенной массой. Длина ракетного танка составляла 6,12 м, ширина – 3,42 м. Отказ от традиционной башни в пользу новой низкопрофильной конструкции с двумя небольшими башенками сократил высоту танка до 1,75 м при клиренсе 450 мм. Боевая масса составляла 36,5 т.

Высокая удельная мощность позволяла сохранить ходовые характеристики на уровне базового среднего танка. Ракетный «Объект 287» мог развивать скорость до 66 км/ч и проходить на одной заправке топливом до 500 км. Обеспечивалось преодоление различных препятствий. Водные преграды пересекались по дну, при помощи ОПВТ.

В 1962-64 годах Ленинградский Кировский завод построил пару опытных танков «Объект 287» первой конфигурации, использовавших ракеты 301-П и малокалиберные пушки. В мае 1965 года началась сборка двух других машин обновленного вида, комплектовавшихся ракетным комплексом «Тайфун» и пушками «Молния». Есть основания полагать, что эти прототипы были перестроены из имеющихся опытных образцов. В соответствии с новыми решениями, следовало представить на испытания два опытных образца и один корпус с башней для проверок обстрелом.

С 1965 по 1968 годы два опытных ракетных танка «Объект 287» находились на испытаниях и демонстрировали свои возможности. Было установлено, что машины в имеющейся конфигурации имеют как сильные, так и слабые стороны. Несомненным плюсом было наличие нескольких систем вооружения разного рода, позволявших атаковать разные цели с применением наиболее эффективного оружия. Эффективный панорамный прицел давал определенные преимущества.

Для проведения испытаний в рамках проекта «Объект 287» были построены два опытных ракетных танка и один корпус. Из имеющихся сведений следует, что последний был разрушен во время испытаний обстрелом. После завершения испытаний и закрытия проекта один из опытных танков в полной комплектации был списан и утилизирован. Второй «Объект 287» избежал этой участи. Сейчас он входит в экспозицию музея бронетанковой техники в Кубинке.

В течение шестидесятых годов советская оборонная промышленность разработала несколько вариантов бронемашины с управляемым ракетным противотанковым вооружением. Несколько подобных проектов завершились строительством опытных образцов, а одному даже удалось попасть на вооружение. «Объект 287» дошел до испытаний, но не смог показать себя лучшим образом, и потому не пошел в серию. Кроме того, к этому времени появилась новая идея создания «универсального» танкового орудия-пусковой установки. В связи с появлением такого оружия необходимость в создании специализированных ракетных танков пропала.

Tags: военная техника россии
Subscribe

Posts from This Journal “военная техника россии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →